понедельник, 1 октября 2012 г.

Шаги в ночи



Шаги в ночи
«Потому и вы будьте готовы, 
ибо в который час не думаете, 
приидет Сын Человеческий» (Мф. 24:44)


Хозяин дома уезжал.
Куда, зачем – никто не знал.

Он был так молод и красив,
Богат и знатен, полон сил!

Хозяин уезжал надолго.
А управляющего долгом

Было следить за всем в именьи
И ждать владельца возвращенья.

Отправился весенним утром.
А слугам как-то стало трудно

Найти теперь в себе ответ:
Работать с рвением иль нет?

А как уехал, то решили
Расслабиться. И не спешили.

Один лишь плакал, глядя вслед,
Хозяину. Кто с юных лет

Рабом жестокого владельца
Терпел побои, раны сердца.

Но как-то в дом явился он.
Услышав раненого стон,

Увидел мальчика-раба,
Всего в рубцах, в крови губа.

Взгляд ярости и состраданья
Запомнил мальчик в ожиданьи

Своей судьбы. Его купили,
И много денег заплатили.

Новый владелец уезжал,
Мальчонку бережно поднял,

На лошадь посадил с собой
И ободрил, и успокоил.

Когда же к дому подъезжали,
Фиделис – мальчика так звали –

Хозяина так полюбил,
В душе поклялся, что есть сил

Ему служить, кто с состраданья
От унижений спас, страданий.

С годами верная любовь
Была все больше, вновь и вновь.

Фиделис в доме выполнял
Труд небольшой: двор подметал,

Кормил сторожевых собак.
И все с любовью делал, так,

Чтоб избавителю служить
Усердно, чтоб с ним рядом быть.

Теперь хозяин их уехал.
Ну что ж. То службе не помеха.

Недели быстро пролетают,
Когда ты нужным делом занят.

«Когда хозяин возвратится,
Вот, - думал мальчик, - удивится.

Во всем дворе так будет чисто,
Собаки будут крепки, быстры».

И мальчик с ещё большим рвеньем
Стал делать свои порученья.

Уже и осень наступила –
Хозяина не видно было.

Но вот пронесся среди слуг
О праздничном банкете слух.

«Может хозяин возвратится?» –
Думал Фиделис. И молился.

И, когда праздник тот настал,
Он с радостью явился в зал.

От яств там ломятся столы.
И горы мяса. Две овцы

Были пирующим забиты.
Вино и фрукты не забыты.

А управляющий бокал
Поднял и речь свою сказал:

«Пришло известие о смерти
Хозяина. Вы мне поверьте.

И всё его теперь именье
Уходит под моё владенье».

Фиделис, новость услыхав,
Из зала выйдя, зарыдал.

Огромные сторожевые псы,
Почуяв горе, подошли

И к мальчику всё прижимались,
Обнюхивая, утешали.

Из зала слышен пир горой,
Вино лилось большой рекой.

Фиделис у двери лежал
И слёзы горя утирал.

Но псы внезапно зарычали
И с громким лаем побежали,

Вдруг радостно рванув вперед, -
Знакомый кто-то им идет.

А во дворе, где лунный свет,
Стоит знакомый человек.

Фиделис, как его узнал,
Ему навстречу побежал.

«Здравствуй, Фиделис, - господин
Ему сказал. – А ты один

Меня встречаешь. Где же все?
И что же там за шум и смех?»

«Они решили, что, увы,
К нам больше не вернетесь Вы», -

Фиделис, плача, говорил.
Хозяин вновь его спросил:

«А как же вышло, мой малыш,
Что ты в том зале не сидишь?

И почему один рыдаешь
И смерть мою не отмечаешь?»

«Я был рабом, и я страдал.
Никто меня не утешал.

Все издевательства, пинки
Терпел хозяйской я руки.

А Вы, увидев эту сцену,
Дали неслыханную цену,

Чтобы меня от них спасти,
В свой дом с любовью привезти.

Я обещал Вам верным быть.
Как мог об этом я забыть?»

Фиделис слезы утирал.
Хозяин, выслушав, сказал:

«Один ты верным был слугой.
Отныне будешь сын ты мой».

Мы ждем Христова возвращенья?
И служим ли Ему со рвеньем?

И каждый день, и каждый час
Готовы ль мы Его встречать?

Комментариев нет:

Отправить комментарий